+7 985 067 09 26 t.yogatherapy@gmail.com

С конца девяностых я активно начала работать с диагнозом Рассеянный склероз в горном санатории Алматы. Сейчас я с уверенностью могу сказать, что рассеянный склероз излечим. Более того — чтобы организм справился с ним, не нужны лекарства. Не нужно никаких вмешательств в организм, кроме усилий — волевых и физических. Только они включают внутренние силы, в которых всегда был и есть огромных потенциал, способный справиться практически с любой болезнью.

Основа моей методики в работе с этим заболеванием — специальное питание, йога (асаны, медитации, пранаямы, мудры), солнце и другие природные факторы. 

Учеников с рассеянным склерозом тогда у меня было много и практически у всех отмечается не просто остановка болезни, но и явное улучшение состояния. Единственная сложность — с этим диагнозом нужно работать долго. Оптимальный срок для старта на моей программе — 3 месяца, хотя улучшения наблюдаются уже в первые 15-30 дней на начальном курсе.

В борьбе с рассеянным склерозом два пути: первый — это отодвигание во времени очередного обострения, которое при этом непредсказуемо; второй путь — это полное восстановление нормальной работы иммунной системы и воспроизводства миелина собственными клетками организма, то есть, полное выздоровление.

Опишу здесь две истории из своей практики — они разные и наиболее показательны для этого диагноза.

Светлана, 30 лет, рассеянный склероз. Полное выздоровление

Я посетила Светлану по просьбе её родителей. Бледная и немощная девушка лежала на кровати. С трудом, с помощью родителей вставала, едва добиралась до туалета и обратно по стенке. Всё остальное — лёжа или сидя в кровати: мышечная слабость, неустойчивость («качка»). Подавленное психическое состояние. Поставлен диагноз: рассеяный склероз.

Осенью 1998 года Светлана приехала в Алматы из Астаны на 28-дневный Детокс,который проходил в Бутаковском ущелье в небольшом дачном поместье. В то время я ещё проводила курсы голодания, но Светлана голодала недолго, всего неделю, затем я перевела её на вегетарианское питание и на соки.

С раннего утра и до обеда занимались в зале: Светлана в первые дни просто ползала на четвереньках, добавляя круги по мере укрепления мышц. После обеда её под руки водили на прогулки. Энтузиазма она при этом не проявляла, наоборот, полное безразличие: делайте со мной что хотите.

Немного погодя стала сама ходить с палочкой по двору. Дыхательные и медитативные упражнения делали с первого дня, асаны начали выполнять на 10-й день. Очень медленно приходили в норму мышцы, которые были в одних местах расслаблены как кисель, а в других местах — спазмированы. И те и другие мешали двигаться и удерживать определённые позиции тела.

Прошёл месяц. Светлана гуляла с палочкой уже не по двору, а по горным тропам, меньше уставала. Стали получаться асаны, в том числе и некоторые стоячие. Она осталась на продолжение Детокса ещё на 20 дней. Начала по вечерам вместе со всеми петь, играть в различные подвижные и интеллектуальные игры. Меланхолия потихоньку её отпускала.
Ходила она уже более менее уверенно. За обедом сидела дольше всех, потому что тщательно жевала.

Уезжала домой с недостаточными, но неплохими результатами, с предписаниями по еде, дыхательным упражнениям и асанам, а также со списком литературы по йоге.

Дома она занималась йогой, упорно, до фанатизма, придерживалась правильного питания.

Летом 1999 года Светлана ещё раз приехала на Детокс в Боровое. Была уже покрепче и поувереннее в себе. Делала более сложные асаны, освоила стойку на голове, начала понемногу бегать. Но походка ещё была неуверенной.

Потом мы встретились со Светланой в 2004 году в апреле на очередном Детоксе в Алматы. Всё это время она занималась самостоятельно дома.

Я была поражена теми изменениями, которые произошли с ней. Она носилась с фотоаппаратом по знакомым и незнакомым горным тропам, всему радовалась, я её не узнавала.

Вместо размазни, которая всего боялась: ходить, сидеть, кушать, спать, я увидела стройную девушку, её уверенную походку, услышала окрепший и как будто не её голос, поразило её стремление без устали ходить и ходить по горам (в прошлый Детокс с трудом вытягивали Свету на прогулки).

Дома она продолжила изучать йогу и в теории, и в практике, она стала её увлечением.

Диагноз Рассеянный склероз у Светы снят официальной медициной.

Олег, 36 лет, рассеяный склероз, лечение при пролежнях

Я проводила очередной Детокс в предгорьях под Алматой. Друзья Олега попросили меня посетить его на дому и осмотреть, может быть удастся ему помочь.

Когда я вошла в квартиру, меня сразил неприятный запах разлагающегося тела.

Мама Олега — медик — провела меня к нему, повернула на бок и показала пролежни на крестце: полностью разложившиеся ткани ближе к копчику, оголённые обламывающиеся кости, откуда и шёл запах гниющего мяса.

Олег был уже в достаточно плачевном состоянии. Температура держалась под 40 градусов, мама колола ему гентомицин через каждые 6 часов, иначе температуру было не унять, делала клизмы из детского баллончика.

Кормила она его наваристыми мясными бульонами и мясом, чтобы «восстановить этим белком сгнившие куски мышц», как она говорила. Я попросила маму оставить меня с Олегом наедине для беседы. Рассказала ему о питании, о том, что ему надо срочно переходить на овощные соки, объяснила почему.

Бывший стюард, достаточно образованный мужчина меня понял и принял мою программу, поговорил с мамой и вопрос был решён.

Написав меню из овощных соков, порекомендовав положить под больного просяной матрас, я уехала в свой горный санаторий, куда нельзя было забрать Олега из-за его ран. Всю дорогу я думала о безнадёжном состоянии Олега и глубоко сожалела, что не могу ему помочь из-за отсутствия времени.

На следующий день направила к ним свою медсестру Алмагуль, подменив её на это время в санатории. Она должна была готовить Олегу соки, делать нормальные клизмы из кружки Эсмарха, дала ей берёзовый щёлок от пролежней вместо левомеколя.

Через 3 дня Алмагуль позвонила, и сообщила, что уколы перестали делать, так как температура нормализовалась, а через неделю она попросила меня срочно приехать: «Приезжайте и осмотрите».

Приехала, посмотрела и увидела на месте пролежней свежие мышечные волокна, затягивающие раны. Олег посвежел, приободрился, медсестра его поворачивала, помогала ему делать упражнения, слегка уменьшилась спастика. Потом с ним занималась Лена, моя помощница по йогатерапии, проводила с ним медитативные и дыхательные упражнения.

Кушать он согласился вегетарианскую еду. В это время я надолго из Алматы, оставив им все необходимые рекомендации. Связь с ними потерялась. Я не знаю что с Олегом сейчас. Но очень важно, что даже из такого состояния можно начать выбираться, просто не побоявшись поменять всё в жизни с ног на голову.

Рекомендую заглянуть:

©Татьяна Марина, йогатерапевт. Копирование материала запрещено.